Воскресенье, 17.12.2017, 09:22
Приветствую Вас Гость

свободные новости >_

Меню сайта
Категории раздела
Главная » Файлы » право » Административное право

Возбуждение дел частного обвинения
09.09.2009, 22:57
Ф. Багаутдинов, прокурор Казани, кандидат юридических наук.

Уголовно - процессуальный закон (ч. 3 ст. 27 УПК) предоставляет прокурору право возбуждать уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. ст. 115, 116 УК РФ, и при отсутствии жалобы потерпевшего, оговорив при этом, что такое возможно в исключительных случаях - когда дело имеет особое общественное значение или если потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы. Дело, возбужденное прокурором, направляется для производства дознания или предварительного следствия, а после окончания расследования рассматривается судом в общем порядке. Главное и принципиальное отличие данной процедуры возбуждения состоит в том, что такое дело не подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым.

Казалось бы, закон четко определил условия и основания, при которых возможно вмешательство прокурора в дела частного обвинения. Однако практика показывает, что не все здесь так просто, как кажется на первый взгляд. Неизбежно возникают вопросы: какие критерии определяют особое общественное значение дела? Какие обстоятельства необходимы для вывода о том, что потерпевший не в состоянии защищать свои права и законные интересы, и т.д.?

Ответы на эти вопросы должна сформулировать судебно - следственная практика. Однако и здесь нет единства мнений. Можно привести немало примеров, когда прокурор возбуждает уголовное дело, усматривая его особое общественное значение, а суд не соглашается с этим и дело прекращает.

К сожалению, практически нет руководящих постановлений высших судебных инстанций страны по делам рассматриваемой категории. Можно упомянуть лишь Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. "О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1, ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР". Однако в нем мы не найдем рекомендаций по поводу возбуждения дел частного обвинения прокурором. Весьма малочисленна и судебная практика. Основная масса таких дел разрешается в районных судах. Случаи рассмотрения их в кассационной, и тем более в надзорной инстанциях, редки.

Между тем проблема имеет немаловажное значение. Уголовная статистика свидетельствует о росте преступности и ухудшении криминогенной ситуации. Стали привычными сообщения о дерзких убийствах, число которых также неуклонно увеличивается. При этом часто делается вывод (как практиками и учеными, так и представителями средств массовой информации) о том, что рост числа убийств связан с разборками между различными организованными преступными группировками (ОПГ) на почве раздела сфер влияния в криминальном бизнесе и т.д. Это утверждение верно лишь отчасти. Как ни странно, убийства в связи с разборками, заказные убийства составляют весьма незначительную долю в общем вале убийств, и не они предопределяют их общий рост.

Более глубокий анализ причин и мотивов совершения убийств показывает, что основная их масса (по статистике, более половины и больше) - это так называемые бытовые убийства (когда убийца и потерпевший - члены одной семьи, родственники, знакомые, собутыльники, соседи, поссорившиеся во время пьянки, и т.д.).

Причем этим убийствам, как правило, предшествовали конфликты, ссоры, драки, избиения, сопровождаемые угрозами убийством и т.д. Однако органы внутренних дел не всегда своевременно и в соответствии с законом реагировали на подобные действия правонарушителей. Зачастую какие-либо меры не принимались, что приводило к совершению убийства или другого опасного посягательства на личность.

Не случайно на практике вышеуказанные составы преступлений (включая в этот список и истязание, угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, хулиганство - ст. ст. 117, 119, 213 УК РФ) называют "профилактическими" статьями, имея в виду, что их активное применение позволяет предотвратить совершение более тяжких преступлений в быту.

Все эти обстоятельства требуют более глубокого исследования проблемы о полномочиях прокурора по возбуждению дел частного обвинения.

Анализ дел, возбужденных прокурорами в порядке ч. 3 ст. 27 УПК, показывает, что большинство из них возбуждается в соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона. Однако по ряду дел сами постановления выносятся юридически неграмотно, в них не указывается причина, по которой прокурор усмотрел особую значимость, в ряде случаев нет ссылки на ст. 27 УПК. В результате уголовные дела, даже направленные в суд, прекращаются. Суд при этом указывает, что уголовное дело возбуждено незаконно, так как оно не представляет какой-либо общественной значимости.

При возбуждении уголовного дела в порядке ч. 3 ст. 27 прокурор в постановлении должен четко обосновать, в чем заключается особое общественное значение дела. В основном это относится к личности правонарушителя. На наш взгляд, следует признавать дело имеющим особое общественное значение в следующих случаях:

- правонарушитель ранее привлекался к административной, уголовной ответственности; не работает; злоупотребляет спиртными напитками; является наркоманом; отрицательно характеризуется;

- правонарушитель и потерпевший являются членами одной семьи (либо соседями, родственниками и т.д.), между ними сложились неприязненные отношения, они часто ссорятся, и это может привести к совершению тяжких преступлений;

- правонарушитель при причинении легкого вреда здоровью использовал нож, топор, молоток или другие предметы, что представляет повышенную общественную опасность;

- правонарушение совершено в общественном месте (в подъезде, в учреждении, на улице и т.д.), в присутствии значительного числа граждан, получило общественный резонанс и др.

К случаям, когда потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы, можно отнести следующие: потерпевший является пожилым, престарелым; больным (инвалид, психически больной либо страдает другим тяжким заболеванием); боится обвиняемого (в силу угроз, материальной или иной зависимости); является несовершеннолетним или малолетним и др.

Однако не всегда при решении вопроса о возбуждении уголовного дела прокурор или следователь, орган дознания могут располагать сведениями об особом общественном значении дела либо об обстоятельствах, касающихся личности потерпевшего, которые требуют вмешательства прокурора. Зачастую такие сведения и обстоятельства выясняются уже в ходе расследования.

Кроме того, уголовное дело нередко возбуждается по другой статье УК (хулиганство, причинение тяжкого вреда здоровью либо вреда средней тяжести, истязание и т.д.), а в ходе расследования происходит переквалификация действий обвиняемого на статью частного обвинения (ст. ст. 115, 116 УК) с выводом об особом общественном значении дела либо о необходимости защиты прокурором интересов потерпевшего.

Однако в таких случаях, если дело было возбуждено не прокурором, оно подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым. По этому пути идут суды, прекращая подобные уголовные дела. И формально они правы, ибо закон использует только один тезис: "Прокурор вправе возбудить уголовное дело..." Другие ситуации (переквалификация действий обвиняемого, выяснение в ходе следствия новых обстоятельств и т.д.) закон не предусмотрел. Между тем это необходимо.

Из редкой судебной практики по делам частного обвинения хотелось бы выделить такое дело.

Кошечкин был признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР за то, что он умышленно нанес удар ножом в спину Котову, причинив легкое телесное повреждение, повлекшее кратковременное расстройство здоровья.

Кассационная инстанция приговор в отношении Кошечкина отменила с прекращением дела, указав, что судом нарушены требования ст. 27 УПК РСФСР - в деле нет заявления потерпевшего либо постановления прокурора о возбуждении дела по ст. 112 УК РСФСР, которым было бы признано, что дело имеет особое общественное значение.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассматривая дело по протесту заместителя прокурора РСФСР, удовлетворила протест и указала следующее.

По факту умышленного нанесения Кошечкиным ножевого ранения Котову дежурный прокурор, исходя из общественной опасности таких действий, немедленно по получении сообщения возбудил уголовное дело и направил его в прокуратуру района. Характер ранения и состояние потерпевшего давали основания усматривать в действиях Кошечкина признаки преступления, предусмотренного ст. 108 УК РСФСР.

До получения заключения судебно - медицинской экспертизы о степени тяжести телесного повреждения решить вопрос об окончательной квалификации преступления возможности не было.

Получив данные о том, что потерпевшему причинено легкое телесное повреждение, повлекшее кратковременное расстройство здоровья, и исходя из характера преступления и обстоятельств его совершения, данных о личности Кошечкина (прежняя судимость за хулиганство, отличающееся особой дерзостью, уклонение от учебы и работы, склонность к употреблению спиртных напитков), прокурор района пришел к выводу об особой общественной значимости дела и дал указание следователю о предъявлении обвинения Кошечкину по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР. Эти действия прокурора, осуществляющего надзор за следствием, соответствовали требованиям ст. ст. 211 и 212 УПК РСФСР.

Письменное указание прокурора, в котором он привел данные, обосновывающие необходимость предъявления Кошечкину обвинения по ч. 1 ст. 112 УК, по существу соответствовало требованиям ч. 3 ст. 27 УК РСФСР.

При таких обстоятельствах, как указала судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, производство по делу в отношении Кошечкина прекращено без достаточных оснований.

Характерно, что данному примеру предпослан заголовок: "Если дело о преступлении, предусмотренном ст. 112 УК РСФСР, в силу особой общественной значимости возбуждено прокурором, оно не может быть прекращено из-за отсутствия жалобы потерпевшего".

Следовательно, в этом случае письменное указание прокурора следователю о необходимости предъявления обвинения по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР, с обоснованием при этом особого общественного значения дела, было приравнено к возбуждению дела прокурором в порядке ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР.

На наш взгляд, это постановление высшей судебной инстанции, имеющее принципиальное значение, несправедливо забыто. Поэтому формулировку закона: "Прокурор вправе возбудить уголовное дело..." следует расширить: "Прокурор вправе возбудить уголовное дело либо дать указание о квалификации действий обвиняемого...".

В последнем случае прокурор может процессуально оформить решение как в виде отдельного постановления (например, о переквалификации), так и в виде письменного указания следователю или органу дознания. Безусловно, что в этом документе должно содержаться обоснование особого общественного значения дела либо указаны причины, в силу которых прокурор пришел к выводу о необходимости защиты интересов потерпевшего.

В тех случаях, когда квалификация действий обвиняемого представляется спорной (покушение на убийство или причинение легкого вреда здоровью; хулиганство, в том числе с применением ножа и других предметов, или причинение легкого вреда здоровью и т.д.), дело следует возбудить именно прокурору по ст. ст. 115, 116 УК РФ, с обоснованием особого общественного значения дела либо с обоснованием факта, что потерпевший не в состоянии сам защищать свои права и законные интересы. Это не исключает возможности в последующем предъявить обвинение по более строгим статьям УК.

В особенности это относится к тем случаям, когда состоялось или в перспективе возможно примирение потерпевшего с обвиняемым, однако обстоятельства требуют вмешательства правоохранительных органов.

Не исключен и такой вариант: прокурор своим постановлением отменяет первоначальное постановление (следователя, дознавателя) о возбуждении уголовного дела, например, по ст. 111 УК РФ (когда выяснилось, что причиненное телесное повреждение является не тяжким, а легким), и возбуждает уголовное дело по ст. 115 УК РФ, с соответствующим обоснованием решения.

Прокурор, как указано в ч. 4 ст. 27 УПК РСФСР, кроме права возбуждения дела имеет еще одно полномочие: он вправе в любой момент вступить в возбужденное судьей по жалобе потерпевшего дело о преступлении, предусмотренном ст. ст. 115, 116 УК, и поддержать обвинение в суде, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан. В этом случае дело прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым также не подлежит.

Как же должно быть процессуально оформлено полномочие прокурора в любой момент вступить в дело частного обвинения?

Вновь обратимся к судебной практике.

Григорьев был осужден по ч. 2 ст. 112 УК РСФСР за причинение побоев своей сожительнице Беликовой.

Он в нетрезвом состоянии 9 и 10 апреля избил Беликову, обвинив ее в неправильном поведении. Ей были причинены легкие телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в кассационном порядке приговор в части осуждения Григорьева по ч. 2 ст. 112 УК отменила и производство по делу в этой части прекратила, указав следующее.

В соответствии со ст. 27 УПК дело о преступлении, предусмотренном ст. 112 УК РСФСР, возбуждается не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежит прекращению в случае примирения его с обвиняемым. В исключительных случаях, прямо перечисленных в ст. 27 УПК, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего, и тогда оно прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежит.

Прокурор, кроме того, вправе в любой момент вступить в возбужденное судьей по жалобе потерпевшего дело о преступлении, предусмотренном ст. 112 УК, и поддержать обвинение в суде, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан. В этом случае дело прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым также не подлежит.

Таким образом, законом установлены определенные условия и основания участия прокурора в производстве по делам частного обвинения.

В данном случае дело в отношении Григорьева по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 112 УК, прокурором не возбуждалось, не возбуждалось оно и судом по жалобе потерпевшей. Григорьеву предъявлялось обвинение в систематическом нанесении побоев Беликовой, и его действия органами предварительного следствия были квалифицированы по ст. 113 УК РСФСР. В судебном заседании его вина в истязании Беликовой не нашла своего подтверждения. Суд пришел к выводу о том, что действия Григорьева должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 112 УК.

Как видно из дела, Беликова с заявлением о привлечении Григорьева к уголовной ответственности за нанесение ей побоев в прокуратуру и органы милиции не обращалась, в судебном заседании она заявила, что не желает, чтобы Григорьева наказывали за это, прощает его.

Тем не менее суд постановил в отношении Григорьева обвинительный приговор по ч. 2 ст. 112 УК, мотивировав свое решение тем, что участвующий в деле прокурор поддержал обвинение по указанной статье Уголовного кодекса, на которую он просил переквалифицировать действия обвиняемого со ст. 113 УК. Однако прокурор вступил в дело не в порядке ст. 27 УПК РСФСР, а выступал в суде в качестве государственного обвинителя в связи с обвинением Григорьева в совершении преступления, предусмотренного ст. 113 УК РСФСР. При наличии таких данных и при отсутствии заявления потерпевшей о привлечении Григорьева к уголовной ответственности суд должен был производство по делу в части осуждения по ч. 2 ст. 112 УК РСФСР прекратить.

И в этом постановлении заложен важный момент: просто поддержание государственного обвинения не означает вступления прокурора в дело частного обвинения в порядке ч. 4 ст. 27 УПК РСФСР.

Все свои решения прокурор может облечь, как правило, в форму постановления. Следовательно, и в данном случае должно быть вынесено соответствующее постановление, с соответствующим обоснованием. На стадии предварительного расследования речь идет о постановлениях: о возбуждении уголовного дела; о переквалификации, предъявлении обвинения и т.д. Как такового, в "чистом виде" постановления прокурора о вступлении в дело частного обвинения в порядке ч. 4 ст. 27 УПК РСФСР практика не знает. Что касается вступления прокурора в дело частного обвинения, уже находящееся на рассмотрении в суде, то прокурор должен заявить об этом письменное ходатайство, обосновав причины вступления в дело частного обвинения.

В таких случаях суд не вправе прекратить дело в случае примирения потерпевшего с обвиняемым.

Проект нового УПК РФ предусматривает уголовное преследование и обвинение в суде в публичном, частно - публичном и частном порядке.

На основании ст. ст. 25, 262 проекта УПК РФ дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью); 116 (побои); 129 ч. 1 (клевета, без квалифицирующих признаков) и 130 (оскорбление) Уголовного кодекса РФ, считаются делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению за примирением его с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Заметим, что все указанные дела частного обвинения, в соответствии с проектом УПК РФ, будут подсудны мировым судьям.

Далее, в соответствии со ст. ст. 25, 159 проекта УПК РФ, дела о преступлениях, предусмотренных ст. 131 ч. 1 (изнасилование, без квалифицирующих признаков); ст. 146 ч. 1 (нарушение авторских и смежных прав, без квалифицирующих признаков) и ст. 147 ч. 1 (нарушение изобретательских и патентных прав, без квалифицирующих признаков) Уголовного кодекса РФ, считаются делами частно - публичного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Сравнительный анализ статей действующего УПК РСФСР и проекта УПК РФ показывает, что полномочия прокурора по возбуждению уголовных дел предполагается сузить.

Если по ныне действующему УПК РСФСР прокурор вправе возбудить уголовное дело как по делам частного, так и частно - публичного характера, то в проекте УПК РФ такое право относится лишь к делам частно - публичного обвинения. По делам частного обвинения (ст. ст. 115, 116, 129 ч. 1, 130 УК РФ) прокурор в случае отсутствия жалобы потерпевшего теряет право возбуждения уголовного дела.

Несомненно, что это нововведение резко уменьшает возможности прокурора для оказания профилактического влияния на так называемую бытовую преступность, что, на наш взгляд, недопустимо.

Возможно, кому-то рассматриваемая проблема покажется не заслуживающей серьезного внимания. Однако на преступность влияет множество факторов, в том числе семейно - бытовые конфликты, а в борьбе с нею не может быть мелочей. Влиять на одно из слагаемых преступности - значит, влиять в какой-то степени и на преступность в целом. Вот почему важным остается вопрос о сохранении в прежнем объеме полномочий прокурора в сфере частного и частно - публичного обвинения.

Законность, 2000.

Категория: Административное право | Добавил: cevrty | Теги: судебно - следственная практика, закон, Уголовно - процессуальный закон
Просмотров: 2622 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Друзья сайта